Главная cтраница Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница

Головна cтраница
Головна cтраница
Головна cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница

Главная cтраница
Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница

Tihon Hrennikov / Тихон Хренников (часть IV)

На протяжении одной недели осенью 1957 года, в ознаменование 40-й годовщины Октября, "Мать" была поставлена в Большом театре СССР и в Театре им. С. М. Кирова. Обе постановки единодушно были одобрены печатью как выдающиеся явления советского музыкального театра.

Если в двух операх - "В бурю" и "Мать" - Тихон Николаевич, обращаясь к серьезным, общественно-значимым сюжетам, добился значительных творческих побед, то опера "Фрол Скобеев" или (во второй редакции) "Безродный зять" принесла автору меньше радости.

"Сватом" ее оказался В. И. Немирович-Данченко, увидевший в герое русской повести XVII века Фроле Скобееве некое подобие "русского Фигаро". Ни видоизменение, ни переосмысление ряда героев повести применительно к требованиям оперного жанра, ни усилия опытного либреттиста С. Ценина придать отрицательным персонажам хотя бы "нейтральные" черты, - не спасли положения. Даже наличие остроумной, часто увлекающей музыки в конечном результате не привело к победе.

Из театральных работ Хренникова в более "легком" жанре выделяются оперетта "Сто чертей и одна девушка" и музыкальная хроника (редкое жанровое определение!) "Белая ночь". В первой речь идет о разоблачении религиозных предрассудков, о борьбе с сектантами в наши дни; во второй - можно получить ясное представление о сюжете, эпохе, социальной среде, ориентируясь только на список действующих лиц. Вот некоторые из них: офицер Федор Ланской, матрос Илларион Буря, Николай II, императрица, Григорий Распутин, министр Фредерике, генерал Гай-Гаевич и т. д., вплоть до Феликса Юсупова и Пуришкевича.

Вот что пишет об этом необычном театральном опусе Хренникова постановщик "Белой ночи" Г. Ансимов: "Ни в одном произведении для театра оперетты не было такого количества эпизодов, развертывающихся в различных местах - Невский проспект, здание суда, берег реки, дворец, Петропавловская крепость, кафе, игорный дом... Не было такого количества действующих лиц (более сорока) и такой концентрации событий - убийства, превращения, императорские приемы, штурм Петропавловской крепости, переодевание и бегство Керенского... Чтобы превратить такую пьесу в произведение для музыкального театра, нужно было найти какие-то особые музыкально-драматургические приемы.

И здесь Т. Хренников показал все свои возможности". От себя добавлю: только композитор с таким острым чувством театральности мог отважиться на столь радикальное обновление жанра оперетты, па создание тонких характеристик необычных "героев", на проведение сквозной сатирической линии и, в противовес ей, - линии подлинных героев подлинной истории.

Участники работы над многими спектаклями с музыкой Тихона Хренникова часто рассказывают, как трудно было приступить к разучиванию песни, арии, баллады после того, как ее показывал, т. е. пел сам композитор. Автор этих строк был свидетелем того, как прославленный артист Н. К. Печковский, дослушав "Песню Леньки" из оперы "В бурю" в исполнении Хренникова, отошел от рояля, посмотрел в нашу сторону и с досадой сказал: "Пусть сам и поет! Кто ж так может спеть!".

Дарование Хренникова-артиста не ограничивается профессиональным пианизмом высокого ранга, поразительным вокальным "показом", исполнением роли матроса в фильме "Поезд идет на Восток",- оно сказывается и в том, как написаны его произведения для инструментов, которыми сам он не владеет: Концерт для скрипки (1959) и Концерт для виолончели (1964). И в одном, и в другом концерте Хренников показывает не только знание инструмента, его выразительных возможностей, - что обязан знать любой профессиональный композитор,- он действительно проникает в "душу" инструмента, раскрывая иной раз такие тайники, о каких сами скрипачи или виолончелисты не подозревали. Это замечательное свойство - одно из многих проявлений его артистизма.

Скрипичный, Виолончельный и Второй фортепианный концерты написаны в до мажоре. Любопытно, что Второй концерт для фортепиано начинается темой додекафонической структуры (!). Но, как бы в насмешку, и она вписывается в чистый, классический до мажор. Три эти виртуозные произведения развивают присущие Хренникову черты эмоционально заряженной музыки, музыки, не боящейся ни открытых признаний, ни сверкнувшей слезинки, ни простодушного пляса. Это свойство "не бояться" по-разному сказывается у Хренникова. Мало кто бы отважился в пушкинской "Зимней дороге", после слов первого куплета: "Колокольчик однозвучный утомительно гремит", - вдруг запеть то ли с цыганским, то ли просто с молодецким пошибом: "тра-ля - ля, ля, ля!" Вот она, рискованная, а как впечатляющая, напоминающая гусарский дух отвага.

Помнится, в далекие времена репетиций "В бурю" в Театре им. С. М. Кирова, старый валторнист, М. Неустроев, умный, зоркого глаза человек, сказал о Хренникове: "Людской человек!". А через много лет либреттист С. Ценин только по-иному выразил то же самое, говоря, что Тихон Николаевич "сохранил драгоценный дар товарищества". Драгоценный этот дар прямо откликается в музыке любых жанров. Но раньше всего в жанре самом "людском", самом демократичном - в песне. И в песнях из "Много шума", "Давным-давно", и в новом варианте - "Много шума... из-за любви"; и в песнях, распеваемых всей страной: "Песне о Москве" из фильма "Свинарка и пастух", "Есть на севере хороший городок", "Уральцы бьются здорово" в "Песне о московской девушке",- чувствуется, слышится этот дар, нужный людям, как пожатие дружеской руки.

Даже по силуэтному наброску можно составить себе представление о даровании, характере дарования чудесного музыканта - нашего современника.

... В 1948 году Первый съезд композиторов возложил на тридцатипятилетнего Тихона Хренникова должность Генерального секретаря Союза Советских композиторов. Больше 25 лет он достойно руководит работой, деятельностью самого передового, самого многочисленного, самого активного отряда композиторов и музыковедов Земли. Тихон Николаевич какими-то совершенно необъяснимыми путями находит время для творчества, неоспоримо свидетельствующего о его поступательное движении.

Он окружен уважением общества. Он был делегатом XXII, XXIII и XXIV партийных съездов. Трижды его избирали членом Центральной ревизионной комиссии.

Несколькими государственными наградами отмечены лучшие его произведения. Второй фортепианный концерт удостоен Ленинской премии. Правительство наградило его несколькими орденами.

Наивысшей награды, звания Героя Социалистического Труда, он удостоен к шестидесятилетию. Нельзя не верить документам: Тихон Николаевич Хренников перешагнул за шестьдесят. Но нельзя не верить музыке, темпераменту, жизнелюбию, которые мы наблюдаем с изумлением и с изумлением определяем: да, это неуходящая юность.

< возвращаемся