Главная cтраница Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница

Головна cтраница
Головна cтраница
Головна cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница

Главная cтраница
Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница

Rihard Strauss / Рихард Штраус (1864 – 1949)

Редкостная судьба выпала на долю Рихарда Штрауса. Около семидесяти лет длился его поразительно счастливый творческий путь; к нему рано пришла слава. Огромна амплитуда его музыкальной деятельности, включающей композиторский труд, дирижирование, руководство музыкально-общественными организациями, и при всем этом - великолепное здоровье, обусловившее творческую неутомимость и долголетие. И удача - удача, составившая самый климат жизни Рихарда Штрауса, невзирая на отдельные творческие невзгоды.

Сын мюнхенского валторниста - большого мастера своего дела, Штраус начал учиться музыке с четырех лет. Но с первых, колыбельных еще дней он жил в ее атмосфере. Богатством своего звукового мышления Штраус обязан отнюдь не учителям. Музыке он учился у самой музыки. А учителя сыграли не большую роль, чем те, кто научил грамоте Чехова, Ромена Роллана или Стефана Цвейга.

Рихард Штраус / Rihard StraussНе достигнув двадцати лет, он бесстрашно становится за дирижерский пульт бок о бок с великим мастером управления оркестром Гансом Бюловым. А к тридцати годам занимает пост главного дирижера Королевского оперного театра в Берлине - самую высокую трибуну музыкального исполнительства Германии. Статный, с идеальной дирижерской фигурой, со спокойным лицом, увенчанным куполом огромного лба, светлоглазый, знающий каждую деталь любой сложнейшей партитуры, Рихард Штраус своим появлением за пультом "тонизировал" оркестр. Его первые дирижерские выступления относятся к началу 80-х годов, в последний раз он диктовал свою волю оркестру незадолго до смерти, последовавшей 8 сентября 1949 года. Около 70 лет за пультом!

В списке сочинений Штрауса можно найти немало великолепных произведений камерного жанра, Но они - только ответвления наиболее определяющих творческих магистралей - симфонической и оперной.

В ранних партитурах Штрауса отчетливо звучит голос страстного поборника неоромантического направления, заставляющий вспомнить, наряду с Вагнером и Листом, их предшественника Гектора Берлиоза, одного из основоположников программной симфонической музыки. Талант Штрауса развертывается очень динамично. В течение одного десятилетия, 1888-1898, возникают программно-симфонические произведения: "Дон-Жуан", "Макбет", "Смерть и просветление", "Тиль Уленшпигель", "Так говорил Заратустра", "Дон Кихот", "Жизнь героя", Домашняя симфония.

Почти всегда, когда говорят или пишут о молодом композиторе, указывают, что он совершал путь к зрелости по ступеням, ведущим к мастерству. В биографии Штрауса этого нет! Две ранние симфонии - только пробы пера. Затем поездка в Италию. Перенасыщенный впечатлениями, Штраус еле сдерживает поток звуковых образов, "устремляющихся" на партитурную бумагу. Так, в 1886 году возникает первая симфоническая поэма "Из Италии", музыка, полная непосредственности и восхищения, своеобразный музыкальный "дневник путешествия".

И через два года - "Дон-Жуан", тоже симфоническая поэма, один из величайших шедевров всей творческой биографии композитора. К огромной галерее портретов севильского обольстителя, созданных Тирсо ди Молина, Мольером, Моцартом, Байроном, Пушкиным, Даргомыжским, Лесей Украинкой, Штраус добавил еще один. Неутомимая страсть к познанию мира бушует в его герое. Бесконечные приключения, авантюры обусловлены не стремлением к легким победам, а праздничным восприятием жизни. Из-под пера Штрауса рождается поразительной яркости характеристика - портрет Дон-Жуана. Четыре валторны в унисон интонируют тему на фоне взволнованно тремолирующих скрипок, и она звучит как дерзкий и пленительный вызов. Партитура "Дон-Жуана" включает несколько отрывков-эпиграфов, заимствованных из одноименной драматической поэмы Николая Ленау, но они играют роль скромных ремарок. Фантазия Штрауса избирает для полета свой путь, неизмеримо более "земной", чем образ охваченного рефлексией героя Ленау. Оркестр "Дон-Жуана" - феерическое "звуковое пиршество". Поразительное обилие красок, разнообразие инструментальной фактуры, насыщенность динамики, неожиданность тембровых комбинаций, неизбывный поток оптимизма, яркий эмоциональный тонус повествования, острота контрастов - не перечислить всего, что захватывает в "Дон-Жуане", сочиненном двадцатичетырехлетним композитором.

В день первого исполнения "Дон-Жуана", осенью 1889 года в Веймаре, к Штраусу пришла мировая слава. Она закрепляется симфоническими поэмами "Макбет" (1890), "Смерть и просветление" (1890). И несколько сникает в результате сдержанного приема его первой оперы "Гунтрам" (1893). Через два года Штраус берет творческий реванш симфонической поэмой "Тиль Уленшпигель". Слава Штрауса снова резко вздымается.

В памяти каждого из нас живут образы Тиля Уленшпигеля, его отца - Клааса, друга Тиля - Ламе Гудзака, так талантливо нарисованные Шарлем де Костером в его романе. Тиль - обездоленный, но неунывающий и на эшафоте сын Фландрии, порабощенной, зажатой в тиски испанскими завоевателями; Тиль, в чье сердце стучится пепел сожженного отца,- не этот Тиль завладел воображением Штрауса. Его увлекли озорные проделки, веселая суматоха, всегда возникающая там, куда вприпрыжку является Тиль, напевая или насвистывая песенку, кувыркаясь, кого-то передразнивая, затевая уморительные проказы.

И сегодня, спустя столько лет после своего возникновения, штраусовский "Тиль" потрясает остроумием, ослепительной яркостью оркестровых красок, буйством фантазии, из неиссякаемых недр которой возникают вереницы звуковых образов, не менее осязаемых, чем если бы они предстали перед нами на театральной сцене или даже в реальной жизни.

С такой же неистощимой мощью воображения создан симфонический портрет Рыцаря печального образа и его прелестной дамы -Дульцинеи Тобосской. Со страниц партитуры "Дон Кихота" несутся воинственные кличи, звон мечей, напряженные битвы с войсками Алифанфарона, возникает картина поединка с Рыцарем блестящего месяца. Глубоким сочувствием к судьбе идальго из Ла Манчи проникнуто описание смерти благородного героя. Оставленный всеми, чувствуя приближение иного мира, Дон Кихот погружается в воспоминания. Он перелистывает поблекшие страницы книги своей жизни; подобные эхо, проносятся перед ним голоса людей, отзвуки событий, приключений. Затихающее соло виолончели, элегическая фраза кларнета - и все кончено.

Сравнивая "Дон Кихота" с другими симфоническими поэмами, легко заметить оборотную сторону программности в тех случаях, когда композитор не дает своим героям шагу ступить без того, чтобы шаг этот не был зафиксирован на нотном стане. Такая чрезмерная "опека" героя загромождает произведение излишними деталями, очень условно переводимыми на музыкальный язык и приводит к растянутости музыкальной конструкции. Показательно, что "Дон Кихот" длится около 40 минут, в то время как "Тиль Уленшпигель" - 18, а "Дон-Жуан" - 17 минут.

читаем дальше >