Главная cтраница Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница

Головна cтраница
Головна cтраница
Головна cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница

Главная cтраница
Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница

Rihard Strauss / Рихард Штраус (часть III)

Следующей своей оперой, "Электрой", Штраус еще ближе подходит к экспрессионизму, указывая путь, по которому пойдет Альбан Берг в работе над оперой "Воццек". Драматург Г. Гофмансталь, многолетний творческий соратник Штрауса, переработал трагедию Софокла "Электра" для современного театра. Почти без изменений эта пьеса положена на музыку и образует одноактную оперу. И снова зал взволнован сюжетом, музыкой, этической идеей произведения, хотя действие относится к далекой эпохе Троянской войны и происходит в далеких Микенах. Прав был один из критиков, написавший, что "Саломея" и "Электра" могут быть названы симфоническими поэмами с пением - так велика роль оркестра в этих операх.

После столь мрачных опер, как "Саломея" и "Электра", за Рихардом Штраусом устанавливается слава композитора, особенно склонного к сугубо трагическим сюжетам. Премьера оперы "Кавалер розы" опровергла это мнение и привела к мысли о необычайной многогранности таланта Штрауса. Место действия "Кавалера розы" - Вена, время - 40 - 80-е годы XVIII века. Обаятельное либретто Г. Гофмансталя перекликается с драматургией моцартовских опер "Свадьба Фигаро" и "Дон-Жуан". И в музыке "Кавалера розы" царят обаяние, легкость, веселье, пленяющие нас в операх Моцарта.

...Графиня фон Венденберг с грустью замечает, что время накладывает на нее безжалостные следы увядания. Она еще очаровательна, но рядом с Октавианом Рофрано, своим юным возлюбленным, она не выдерживает сравнения. Нежданное появление дальнего родственника, барона Окса, заставляет графиню мгновенно переодеть Октавиана в женский наряд и выдать за камеристку. Барон собирается жениться, и по обычаю кто-нибудь из достойных молодых людей должен вручить невесте серебряную розу. Графиня соглашается помочь барону и предлагает для роли посланца "некоего" Октавиана, медальон с портретом которого показывает барону. Тот поражен его сходством с камеристкой, но... ничего не подозревает. Встреча Октавиана и Софии, дочери богатого дворянина, не ограничивается вручением розы. Пройдя немало веселых перипетий и испытаний, "кавалер розы" Октавиаи становится мужем Софии; старый ловелас и охотник за богатым приданым Окс разоблачен; графиня же, глотая слезы, смиряется, понимая, что лучшая пора жизни уже позади, соединяет руки молодой пары.

Лирика "Кавалера розы" легка и мелодична, в ней Штраус как бы возвращается к стихии пения и погружает действующих лиц в пленительную звуковую атмосферу, напоминающую вальсы его великого венского однофамильца.

На многие годы Г. фон Гофмансталь становится постоянным либреттистом Штрауса. Одаренный стилизатор, он умело сочетает в своих либретто черты, присущие классической драматургии, с требованиями современного театра. Для постановки мольеровского "Мещанина во дворянстве" Гофмансталь сочинил интермедию "Ариадна на Наксосе". Покинутая Тезеем героиня античного мифа стала под пером Гофмансталя персонажем омузыкаленной commedia dell' arte. Развив интермедию до масштабов оперного либретто, драматург заинтересовал ею Штрауса. Так родилась его опера "Ариадна на Наксосе" (1912), рассчитанная на камерную звучность и скромный состав оркестра из 36 человек.

В поисках своего оперного стиля, охладев и к монументальности вагнеровских опер и к героям, воздвигнутым на античные котурны Штраус приходит к сюжетам то добродетельно сказочным, как в "Женщине без тени" (1917), то к "мещанской комедии" - "Интермеццо" (1923), то к античному мифу о Данае, пренебрегшей влюбленным Зевсом ради верности погонщику ослов Мидасу ("Любовь Данаи"; 1940). И если в "Кавалере розы" Штраус воскрешает мелодичную легкость ариозного стиля, в "Любви Данаи" трактует вокальные партии в плане крупных оперных форм, то в "Интермеццо" он обращается к жанровым особенностям речитативной оперы, сюжет которой обильно комментируется оркестром, а действие, перегруженное бытовыми подробностями, кажется нарочито прозаичным. В предисловии к опере "Интермеццо", обращаясь к молодым дирижерам со сводом "золотых правил", Штраус пишет: "Недостаточно если ты, знающий текст наизусть, слышишь каждое спетое певцом слово. Публика должна без усилий воспринимать текст. Если она не понимает текста - она спит".

Велико оперное и симфоническое наследие Рихарда Штрауса - эти жанры целиком определяют его творческий облик, хотя и в камерной музыке - сонатах для скрипки, виолончели, фортепиано, в вокальных циклах - заложено немало поэтических мыслей. На протяжении нескольких десятилетий в концертной и театральной практике осуществляется естественный отбор, в результате которого складывается реальный штраусовский репертуар, куда непременно входят "Дон-Жуан", "Тиль Уленшпигель", "Дон Кихот", "Смерть и просветление", "Саломея", "Электра", "Кавалер розы". К этому основному списку по воле дирижеров, режиссеров добавляются еще и другие симфонические поэмы и оперы.

Начав с позиций неоромантизма, овладев феноменальной композиторской техникой, Штраус на протяжении своего долгого творческого пути склоняется то к импрессионистским, то экспрессионистским влияниям, но делает это без рывков, без "сжигания мостов", без "отчаянных поисков". Уверенное мастерство сказывалось в любой избираемой им манере, и в какой-то мере отодвигало упреки в эклектизме, которые в другом случае были бы уместны.

Свой путь Рихард Штраус прошел в бурную эпоху: он пережил франко-прусскую войну и две мировые войны. Но ничто не было в состоянии вселить в него узконационалистические тенденции, чему лучшим доказательством может служить многолетняя дружба с Роменом Ролланом и свободный выбор исполняемого репертуара в черные годы гитлеризма.

Штраус обладал поразительным даром музыкального красноречия, в основе которого было желание заинтересовать слушателей своим повествованием о судьбах героев. И герои, судьба которых связана с античной Грецией, с древней Иудеей, с эпохой средних веков и XVIII веком, вновь оживали на страницах штраусовских партитур. Но какой бы эпохи ни касался Штраус, он всегда оставался прежде всего композитором XX века.

Блестяще прожитая жизнь в последние десятилетия пошла по необычному пути. По приказанию министерства Геббельса Штраус был поставлен во главе Музыкальной палаты, учреждения, ведавшего музыкальной жизнью всей страны. Но не прошло и двух лет, как Штраус решительно отказался следовать указаниям нацистской пропаганды. Он встал в защиту своего либреттиста, еврея Стефана Цвейга; он, несмотря на запрещение, дирижировал концертом из произведений французского композитора Поля Дюка, умершего в 1935 году. А когда война шла к концу, в 1944 – 45 годах, он создал одно из последних произведений – "Метаморфозы" для струнного оркестра и в нем процитировал траурный марш из Героической симфонии Бетховена; в "Метаморфозах" Рихард Штраус глубоко скорбит о ранах, нанесенных войной человечеству, культуре, величайшим ценностям искусства.

< возвращаемся