Главная cтраница Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница

Головна cтраница
Головна cтраница
Головна cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница

Главная cтраница
Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница

Jean Sibelius / Ян Сибелиус (часть IV)

В симфонической летописи Сибелиуса мы встречаем совершенно другие по характеру содержания симфонии, к которым можно бы применить название вокального цикла Мусоргского - "Без солнца". Такова Четвертая симфония (1911 г.), произведение, если не автобиографическое, то несомненно, субъективное. Это как бы погружение в глубины страдающей души. И в Шестой симфонии (1923 г.) царит мрак, лишь кое-где освещаемый лирическими эпизодами.

Совершенно иной мир предстает в Третьей симфонии (1907 г.). По безраздельно царящему в ней светлому колориту, тонусу уюта и покоя, ее можно назвать "бесконфликтной симфонией", своеобразным лирическим интермеццо на суровом и мужественном фоне большинства оркестровых сочинений.

В 1915 году, когда Финляндия торжественно праздновала 50-летие своего великого барда, впервые исполнялась его Пятая симфония. В ней и по-новому воспетые, но постоянно волнующие композитора образы родной природы (I часть), и поступь исполина (II часть), и торжественный апофеоз финала слагаются в "гимн благодарения" жизни, народу, стране. Внутренне Пятая симфония родственна Второй.

Свою последнюю симфонию - Седьмую, состоящую из одной только части, Сибелиус создал в 1924 году, на пороге 60-летия. Симфония впитала в себя мудрость и покой музыканта, на склоне лет оглядывающего пройденный путь, снова и снова вспоминающего далекие годы, образы и события. Он еще раз заявляет о бодрости духа великолепным дифирамбом в честь самой жизни; он уводит нас за собой в лесной фантастический мир, где все полно таинственных чудес; скорбь траурного эпизода возвращает нас ко многим подобным картинам, в которых оплакиваются герои, несбывшиеся надежды; и снова звучит мажор, повелевающий гордо поднять голову и устремить глаза к солнцу.

Еще только один раз, в 1925 году, Сибелиус склоняется над многострочной партитурной бумагой, когда работает над последним своим симфоническим произведением, поэмой "Тапиола". Снова его окружают сказочные существа и манят в глубь финских лесов, где обитает лесной бог Тапио. На этот раз великий сказитель прощается с романтическим миром фантастики. Ему предстоит в следующем году проститься и с героями "Калевалы", им он посвятит Гимн Вяйне.

Еще несколько сочинений для скрипки, фортепиано, романсов, хоров создаст Сибелиус. Но музыка эта озарена косыми лучами заходящего солнца... В Ярвенпяя наступила тишина... Тридцать лет прожил вдохновенный певец Финляндии, почти не прикасаясь к нотной бумаге.

Много написано о Сибелиусе. И каждый автор стремится приподнять завесу с "тайны молчания". Тайна ли это? Задолго до конца пути, едва ли не на половине его, умолк Россини. Шестнадцать лет молчания отделяет "Отелло" Верди от "Аиды". Последние четверть века своей жизни провел Глазунов в творческом безмолвии, изредка прерываемом сочинением новых произведений, увы, не украсивших его путь.

Над своей Восьмой симфонией - недопетой "лебединой песней" - Сибелиус работал много лет. Несколько раз появлялись сообщения об окончании ее. Но сам маститый композитор откладывал опубликование симфонии, возможно, чувствуя, что она будет прослушана с уважением, но не с восхищением...

Сибелиус не был бездеятелен даже в годы глубокой старости. Он живо интересовался всем, что происходило в, мире, в том числе и в мире музыкальном. Давние связи с русской музыкой перешли в связи с музыкой советской и советскими композиторами. Выдающиеся советские музыканты навещали великого финского собрата в Ярвенпяя. Здесь он радушно принимал Ю. Шапорина, А. Хачатуряна, Д. Кабалевского, Д. Ойстраха, Э. Гилельса.

Когда Сибелиусу исполнилось 90 лет, день этот в Финляндии стал общенародным праздником. В ответ на поздравления ленинградских музыкантов маститый композитор прислал телеграмму: "Сердечно благодарю за вашу любезную поздравительную телеграмму... Она меня очень обрадовала, и я горжусь тем, что вы высказали о моих композициях. Русскую музыку я очень хорошо знаю. Она всегда производила на меня глубокое впечатление, и я искренне радуюсь тому oгромному росту, который она в последнее время показала".

< возвращаемся