Главная cтраница Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница

Головна cтраница
Головна cтраница
Головна cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница

Главная cтраница
Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница

Benjamin Britten / Бенджамин Бриттен (1913-1976)

Почти в каждой работе о Бриттене рядом с ним упоминается имя Генри Пёрселла, хотя двух этих английских музыкантов разделяет немалая дистанция - три столетия. И происходит это не потому, что Бриттен заново отредактировал "Дидону и Энея" - лучшую оперу своего далекого предшественника и написал остроумнейшие Вариации и фугу на тему другой его сценической музыки - "Абделазер". О Бриттене говорят и пишут как о композиторе-англичанине, первым после Пёрселла получившем мировое признание. Шли столетия после смерти "Британского Орфея",- как называли Пёрселла,- а страна, давшая миру величайшего драматурга, созвездие поэтов, актеров, живописцев, архитекторов, в музыкальном творчестве проявляла себя неизмеримо более скромно. За триста лет немало было в Англии композиторов, способных привлечь внимание. Но ни один не выступил на мировом поприще так ярко, чтобы мир повернулся к нему с интересом, взволнованностью, с нетерпением ожидая, что нового появится в его следующем опусе. Таким стал только Бриттен, снискавший в наши дни мировую славу. О нем можно сказать: Англия дождалась его.

Бенджамин Бриттен / Benjamin BrittenБенджамин Бриттен родился 22 ноября 1913 года в Лоустафте (графство Суффолк), где получил первоначальное музыкальное образование. Он завершил его в начале тридцатых годов в Королевском музыкальном колледже под руководством Айрленда, Бенджамина. Фрэнк Бридж, видный композитор и дирижер, был его учителем по композиции.

Уже ранние сочинения Бриттена - Простая симфония и Симфониетта для камерного оркестра привлекли внимание обаятельным сочетанием юношеской свежести и профессиональной зрелости. Начало творческой биографии Бриттена напоминает молодого Шостаковича: блестящий пианизм, поражающее знание музыкальной литературы всех жанров, непосредственность и постоянная готовность писать музыку, свободное владение тайнами композиторского ремесла.

Ни в ранние годы, ни на более поздних этапах своей творческой эволюции Бриттен не ставил перед собой задач первооткрывателя новых технических приемов композиции или теоретических обоснований своего индивидуального стиля. В отличие от многих своих сверстников Бриттен никогда не увлекался погоней за "самым новым", равно как и не старался найти поддержки в устоявшихся приемах композиции, унаследованных от мастеров предшествующих поколений. Он руководствуется прежде всего свободным полетом воображения, фантазии, реалистической целесообразностью, а не принадлежностью к одной из многочисленных "школ" нашего века. Бриттен всегда больше ценил и ценит творческую искренность, чем схоластическую догму, в какие бы ультрасовременные наряды ее ни облекали. Он позволял всем ветрам эпохи проникать в свою творческую лабораторию, проникать, но не распоряжаться в ней. Говоря о Бриттене, справедливо отмечают то влияние, которое оказали на его творчество Малер, Шостакович, Альбан Берг. Несомненно, и Стравинский, и Прокофьев запечатлелись какими-то чертами в его сознании. Бриттена часто обвиняют в эклектизме. Особенно стараются в этом смысле "авангардисты", тем более что в ряде случаев Бриттен обращался и к элементам додекафонической техники, обращался, но не присягал на верность ни Шёнбергу, ни Веберну, ни Бергу.

Бенджамин Бриттен немыслим вне конкретной национальной среды, сформировавшей его и привязавшей к себе тысячами нитей. В детстве, юности, в зрелые годы, сегодня он излагает свои музыкальные мысли, не прибегая ни к цитатам, ни к фольклору, ни к стилизации. Но он любит свою английскую музыку. Между 1945 - 1948 годами он аранжирует английские народные песни и выпускает два сборника, а между ними - сборник французских песен. До этого он сочиняет "Канадский карнавал" для оркестра и Шотландскую балладу для двух фортепиано с оркестром. Не только фольклорные истоки формировали его язык.

В такой же мере влияла на него музыка Англии разных эпох, сохранившаяся в современном ему быту или вызывающая у него желание напомнить о ней, восхитить ею своих современников. Зачитываясь музыкой времен Шекспира, он пишет симфонические Вариации на тему Елизаветинской эпохи; платя дань уважения своему учителю Фрэнку Бриджу, он в десяти аспектах представляет одну из тем его "Трех идиллий". О полете творческой фантазии Бриттена в этом произведении для струнного оркестра можно судить даже по названиям вариаций: Адажио, Марш, Романс, Итальянская ария, Классическое буррэ, Венский вальс, Перпетуум мобиле. Траурный марш, Песня и Финал с фугой. Преклонение перед великим Пёрселлом запечатлевается в произведении под необычным названием "Путеводитель по оркестру для юношества", где использована в качестве отправного пункта "странствий" мелодия Пёрселла. Увлеченный в молодые годы музыкой Россини, он пишет две симфонические сюиты: "Музыкальные вечера" и "Музыкальные утра". Так он усваивает, но не присваивает приемы, манеру мелодического развития, остроумия характеристик, которыми так заворожил его автор "Севильского цирюльника". Когда же в своей опере "Альберт Херринг", сочиненной много лет спустя, он очутился в жанровой атмосфере, близкой итальянской комической опере, музыка его полилась с необыкновенной мелодической щедростью и юмором, но ничто конкретно не указывало на родственные связи с Россини. Только "дух Россини" витал над героями происшествия, случившегося в маленьком, чопорном английском городке...

В начале творческого пути Бриттена привлекала преимущественно инструментальная музыка: симфонические сюиты, вариации, фортепианный и скрипичный концерты, уже упоминавшиеся Простая симфония и Симфониетта; в камерном жанре - фортепианные и скрипичные пьесы, струнный квартет, Фантастический квартет для гобоя, скрипки, альта и виолончели.

У Бриттена есть великолепная черта настоящего "ремесленника", не брезгующего никакой работой, ибо каждая, любая работа рождает творческие импульсы; он "набивает руку" на киномузыке, на оформлении радиопостановок, сочинении разного рода образцов "бытовой музыки".

Интерес к Бриттену, а за ним и слава приходят из-за рубежа. В Италии (1934), Испании (1936), Швейцарии (1937) на фестивалях современной музыки он удостаивается высокой оценки своих произведений. И здесь в силе остается печальная притча о пророке и отечестве...

В 1939 году он уезжает в США, где остается на три года. Одно из лучших сочинений этого трехлетия - Семь сонетов Микеланджело для тенора и фортепиано, музыка Душевного смятения, тоски и горечи. Совсем непросто было найти исполнителя, наделенного тонким пониманием не только вокальных задач, но логики и стиля современного мелодического распева стихов великого ваятеля и поэта Возрождения. Встреча с Питером Пирсом обозначила начало нового этапа творческого пути Бриттена. Вполне вероятно, что общение с Пирсом, певцом исключительно высокой культуры, сочетающим в своем искусстве страстную патетику с углубленным интеллектуализмом, сыграло свою роль в зарождении у Бриттена интереса к вокальной музыке и в результате привело его к оперному жанру.

На многие годы опера становится для Бриттена основной сферой приложения его огромного таланта. Трудно предположить, что, принимаясь за свою первую оперу, композитор видел в перспективе последовавшие за нею еще более десятка опер разных жанров. Но легко представить себе, что Бриттен знал, как давно, как упорно бьются многие композиторы XX века над решением проблемы современной, новаторской оперы, способной захватить зал. Бриттен знал, что многие считают оперу жанром умирающим, удерживающимся на сцене только благодаря публике, по традиции наполняющей многоярусные коробки вызолоченных театральных залов. Вторгаясь в этот новый для себя жанр, Бриттен возлагал на него большие надежды, учитывая самое важное - массовую аудиторию любителей оперы. Началось с "Питера Граймса", сразу принесшую его автору мировую славу. Сюжет заимствован из новеллы "Городок" английского писателя начала XIX века Джорджа Крабба.

читаем дальше >