Главная cтраница Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница
Главная cтраница

Ресторана оборудование для автосервиса.
Головна cтраница
Головна cтраница
Головна cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница
Галоўная cтраница

Главная cтраница
Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница Главная cтраница

Claude Debussy / Клод Дебюсси (часть III)

Очень тонко писал о "Море" Дебюсси один из крупнейших советских композиторов Н. Я. Мясковский: "...В моментах, когда он (Дебюсси) берется запечатлеть свое восприятие природы, происходит что-то непостижимое: человек исчезает, точно растворяется или превращается в неуловимую пылинку, и над всем воцаряется точно сама вечная, изменчиво неизменяемая, чистая и тихая, всепоглощающая природа, все эти бесшумные, скользящие "облака", мягкие переливы и взлеты "играющих волн", шелесты и шорохи "весенних хороводов", ласковые шепоты и томные вздохи беседующего с морем ветра - разве это не подлинное дыхание природы! И разве художник, в звуках воссоздавший природу, не великий художник, не исключительный поэт?"

Работу над самым крупным своим произведением, оперой "Пеллеас и Мелизанда" Дебюсси начал в 1892 году. Премьера оперы состоялась через десять лет, весной 1902 года. Но к партитуре "Пеллеаса" композитор возвращался неоднократно, стремясь добиться более тонкого, рафинированного выражения еле уловимых смен настроений, чувствований героев драмы бельгийского поэта-символиста Мориса Метерлинка.

"Пеллеас и Мелизанда" создавалась в годы, когда еще не угасла дискуссия о Вагнере, о его грандиозных по масштабам, по исполнительскому аппарату, по сверкающей оркестровой звучности операх тетралогии "Кольцо нибелунга"; когда завершается жизненный путь Верди, а творчество его приобретает все новые и новые миллионы слушателей; когда появляются оперы Пуччини "Тоска" и "Чио-Чио-Сан"; наконец, когда огромный успех сопутствует выходу на европейские сцены опер русских композиторов. О "Пеллеасе и Мелизанде" чаще всего писали как о произведении "антивагнерианском". Это верно. Интимная драма, все перипетии которой живописуются оркестровыми красками и речитативными интонациями, разительно отличается от огромных, насквозь симфонизированных полотен Вагнера. Но музыка "Пеллеаса" в такой же мере противостоит яркости и непосредственности высказываний героев опер Верди, экспрессии героев опер Пуччини, Масканьи, Леонкавалло; она безмерно далека и от эпических, исторических опер русских композиторов, от их стремлений к реалистическому воссозданию действительности.

"Пеллеас и Мелизанда" в самом деле стоит особняком среди опер, составляющих репертуар музыкальных театров начала XX века. И эту "позицию" она сохраняет по сей день, хотя много переменилось на оперной сцене за семьдесят лет, прошедших после премьеры.

Вот вкратце ее содержание.

Внук престарелого короля Аркеля - Голо, заблудившись в лесу, встретил у ручья Мелизанду. Он не знает, кто она. Голо видит только, что она боится всех и всего. Она становится женой Голо, о чем он извещает письмом мать и короля... С тоской провожает Мелизанда глазами корабль, привезший ее в Аллемонд. Все здесь кажется ей мрачным. И только в разговорах с Пеллеасом - братом Голо - она отходит душой. Их встречи чисты, как и их помыслы. Но всегда остаются какие-то непонятные недомолвки. Однажды на закате Мелизанда расчесывала свои длинные волосы у окна. Кудри ее золотым потоком устремились вниз и почти достигли земли. Пеллеас, пришедший проститься с нею перед отъездом в далекий край, целует ее волосы. Это видит Голо. В нем зарождается ревность. И, когда в покоях короля Аркеля, относящегося к Мелизанде с симпатией, Голо грубо что-то выговаривает Мелизанде, король строго останавливает его. Но поздно. Ничто не может унять ревнивых чувств Голо. Мелизанда и Пеллеас встречаются в поздний час у фонтана, здесь выследивший их Голо убивает брата... У ложа умирающей Мелизанды собрались король, Голо и лекарь. Родив дочь, Мелизанда умирает так же кротко, как жила.

Здесь приведена только сценарная схема произведения, наибольшие ценности которого заключаются в деталях, оттенках, недомолвках, в угадывании смысла вскользь брошенного слова, еле заметного жеста и т. д.

Основной упрек, который справедливо адресуют опере Дебюсси,- упрек в статичности; в преобладании музыки, выражающей душевное состояние, а не действие. В "Пеллеасе" обращает на себя внимание превалирование медленных, даже затянутых темпов. Все эти особенности музыки "Пеллеаса и Мелизанды" в сумме определяют ее нетеатральность, в результате которой это великое, изобилующее музыкой поразительной красоты произведение по сей день испытывает несчастную сценическую судьбу.

В последующих сочинениях Дебюсси, таких, как "Детский уголок" (фортепианный цикл), песни на стихи Карла Орлеанского, Франсуа Вийона, Тристана Эрмита, музыкальный язык становится все более простым, все отчетливей чувствуются национальные истоки. В письме к одному из своих друзей Дебюсси писал: "Мне кажется, что есть смысл вернуться к французской традиции, не той узкосовременной, но той истинной, которая идет по следам Рамо".

Дебюсси, как и его друзья поэты-символисты, художники-импрессионисты, в своем творчестве не касался проблем, сюжетов, связанных с современностью. Но когда началась первая мировая война, и на маленькую Бельгию вильгельмовская Германия обрушила всю мощь своей военной машины, когда по дорогам потянулись трагические толпы беженцев, Дебюсси написал "Рождественскую песню о бездомных детях" на собственный текст. Небольшое произведение для голоса и фортепиано позволило нам узнать новые черты творческого облика композитора.

В последний период своей жизни Дебюсси писал преимущественно камерные произведения. Особенный интерес представляет задуманный им и не полностью осуществленный цикл сонат для разных инструментов. Завершены только сонаты для виолончели и фортепиано, для флейты, альта и арфы, для скрипки и фортепиано. К ним примыкает редкой красоты и мелодического благородства пьеса для флейты соло под названием "Сиринкс - отголосок "Послеполуденного отдыха фавна".

Музыку Дебюсси часто сближают с живописью. Первыми могут возникнуть здесь вопросы об аналогиях технического порядка: при "переводе" его музыки на язык живописи чему отдать предпочтение - маслу, пастели, акварели, гравюре? Вероятно, первой отпадает мысль о гравюре с ее четкими черно-белыми контрастами. И классические образцы масляной живописи окажутся далекими от поисков "тончайшего", "интимного", "завуалированного", что всегда волновало Дебюсси. Наиболее органично сближение его манеры письма с акварелью и пастелью, дающими безграничные возможности колористических нюансов, ближе всего подходящих к определениям: "вполголоса", "шепотом", "напевая". Даже огромная палитра оркестра нередко трактуется Дебюсси так, будто это не единый массив ста инструментов, а содружество множества квартетов, трио, солирующих голосов, ведущих изысканную беседу. Даже самая монументальная партитура Дебюсси - "Пеллеас и Мелизанда" - производит впечатление написанной пастелью, а не маслом.

Вводя в обиход новые гармонические краски, пряные, бархатистые, искрящиеся во всех регистрах звукового спектра, Дебюсси сдерживает динамику, как бы боясь спугнуть царящее в музыке поэтическое очарование. Если же говорить об особенностях его музыки языком грамматических терминов, можно сказать, что "существительные" преобладают над "глаголами", а "прилагательные" развертываются бесконечной гаммой, окрашивая, затуманивая, освещая контуры его "безглагольных" построений.

Достоинство это или недостаток? Ни то ни другое. Это - свойство гениального композитора, в музыке которого, в мышлении которого созерцательность преобладает над действенностью, статика над динамикой. Именно эти черты роднят его с художниками-импрессионистами.

...Сын участника боев Парижской Коммуны, осужденного после ее разгрома на четыре года тюрьмы, он проявлял полное равнодушие к большинству событий, волновавших европейское общество. Все силы его огромного таланта направлены на постижение и отображение в музыке тончайших проявлений эстетических чувств, на восприятие прекрасного.

Композитор, оказавший огромное влияние на музыкальную культуру XX века, Дебюсси испытывал особую привязанность к России, к ее музыке. Многократные посещения Москвы и Петербурга; преклонение перед гением Мусоргского, Римского-Корсакова, Бородина, Чайковского; Личная дружба с Игорем Стравинским; творческое общение с выдающимся балетмейстером Михаилом Фокиным и неутомимым пропагандистом русского искусства Сергеем Дягилевым, наконец, прямые и косвенные влияния, оказанные русской музыкой на его творчество,- все это находит отражение в его музыке, которая является одним из самых тонких и поэтичных явлений художественной культуры века.

< возвращаемся